Category:

Дело генерала Щеголева. Повесть о настоящем человеке и прокуроре.

  •  «И на первый взгляд, как буд-то, не видна..." (с) Песня
    "По плодам их узнаете их.." Мф 7.

  

Прокурор отдела Управления специальных расследований Генеральной прокуратуры Украины Александр Александрович  Супрун, процессуальный руководитель группы прокуроров, ведущих Дело генерала СБУ Александра Юрьевича Щеголева, был честным, высокопрофессиональным и амбициозным молодым человеком.
Высококлассный юрист, он, как и большинство его коллег, прекрасно понимал преступность и беззаконность майданного переворота. Прекрасно понимал он и то, что Закон, брошеный барыгами под ноги обманутой ими толпы, рано или поздно будет восстановлен. Понимал он и то, что пока не пройдет эйфория "перемоги", лобовое противостояние майданному беспределу вредно для служебных перспектив, а то и для личного здоровья.
 

Чтобы ублажить охлос, требующий крови,  полученное от начальства важное и резонансное Дело по обвинению генерала СБУ ни много ни мало как в "расстреле" майдана, без вариантов требовалось завершить беспощадным приговором.
                                   Уравновешенность характера и не склонность к болтливости (редкие качества в прокурорской среде), позволяли Сан Санычу, подобно Штирлицу, приступить к выполнению задания, которое, как он поклялся в душе, никогда не будет выполнено. Тактика саботажа была выбрана таким образом, чтобы производя внешнее впечатление на безграмотных наблюдателей громким треском предъявляемых обвинений, замаскировать ими неизвлекаемые юридические фугасы под неизбежным обвинительным приговором.
                                   Сан Саныч решил обвинить генерала таким образом, чтобы с одной стороны, это  выглядело бы как стремление ретивого служаки выполнить заказ не считаясь ни с чем, а с другой стороны, позволяло бы грамотному адвокату со сто процентной вероятностью уничтожить обвинительный приговор в апелляционном порядке.
 

Работа закипела.
Находившегося долгое время под домашним арестом генерала бросают в тюрьму. Причем Сан Саныч не подписывает нужной бумажки, следователь нарушает порядок внесения ведомостей в ЕРДР, но само главное - виртуозно подставляется следственный судья, закрывший генерала. Ничего не подозревающему бедолаге, в порядке благодарности и компенсации за беспокойство, подсовывают в качестве "балды" (заготовки) для судебного решения, текст, скопированный с решения другого судьи. Не прочитав "болванки", следственный судья печатает ее в собственное решение и оказывается, о ужас, что там просто нет доказательств, относящихся к генералу! Защита, вцепившись в плагиат, начинает трепать судью, но дело сделано - генерал под стражей и пока идет следствие и суд, будет там находиться под надежной защитой от любителей пострелять в "прихильныкив злочинной влады".
                                       Но следствие надо завершить обвинением. А  как можно обвинить генерала так, чтобы толпе было приятно, а генералу не опасно? Задачка не из простых.
Раз за разом перечитывая перед сном УК, Сан Саныч обратил внимание на ст.365 "Превышение служебных полномочий". Эврика! Вот это то, что надо!
Сан Саныч помнил, что текст этой статьи сразу после майдана подвергся редакции. Для "пересичного свидомого" не специалиста,  изменение текста Закона не имеет значения, но для любого юриста, тем более - для судьи,  это уже два разных Закона.
Что же произошло со статьей 365 УК Украины?
До 21.02.2014г действовала редакция статьи от 07.04.2011г, которая имела название  ст.365"Перевищення влади або службових повноважень"
21.02.2014г текст был изменен и статья стала называться
ст.365 "Перевищення влади або службових повноважень працивником правоохоронного органу"
Почувствуйте , как говорится, разницу. Не чувствуете? Правильно! Ведь вы не юрист. Межу тем до 21.02.2014г. статья 365 к людям в погонах никакого отношения не имела. Для них была своя статья, по которой привлекали к ответственности военнослужащих.
События на майдане произошли 18 февраля 14-го и генерал может привлекаться к суду только на основе действовавшего НА ТОТ МОМЕНТ Закона. То есть по старой редакции ст.365 генерал привлекаться не мог!
Новая редакция появилась позже и в ней уже появилось "працивник правоохоронного органу". Вот оно!   Значит, если обвинить генерала по статье 365, указав  в обвинительном Акте дату редакции ДО, а  сослаться на текст статьи, принятой ПОСЛЕ, то, подложив таким образом к тексту действующей СЕЙЧАС статьи дату более ранней редакции, действовавшей ТОГДА, можно добиться желанной цели! Добиться того, чтобы путем подлога,  незаметного для большинства малограмотных в юриспруденции "свидетелей майдана", в том числе и Генерального прокурора, сурово обвинить в тяжком преступлении генерала, назначенного на заклание в жертву толпе. Но обвинить так, чтобы это обвинение ничем не угрожало человеку, которого Сан Саныч глубоко уважал и которому искренне сочувствовал.
Правда была одна заковыка. Заковыка, которую надо было использовать, чтобы облегчить будущую апелляцию. Обвиняемый, хоть и носил погоны, не был ни разу сотрудником правоохранительных органов, на которых распространялось действие новой редакции ст.365. Черт возьми, это был настоящий военный генерал, всю жизнь прослуживший в СБУ и к милиции не имевший никакого отношения. Для "свидетелей майдана" - без разницы, но начальники, те что пограмотнее генерального будут, могут заподозрить неладное. И тогда был сделан еще один блестящий ход, решавший обе задачи - убрать занозу из обвинительного Акта и усилить неизбежную апелляцию. Ход простой и изящный одновременно! В текст Указа Президента о присвоении генеральского звания обвиняемому, была внесена правка и вместо слов "присвоить очередное звание генерал-майор", Сан Саныч собственной рукой написал "присвоить специальное звание генерал-майор". Он, конечно, краснея от скромности, скажет, что это не он, но мы - то понимаем, зачем это было сделано и останемся при своем мнении.
Одно слово! Всего одно слово, и военнослужащий, которого не могут привлекать к ответственности по ст.365, просто потому, что для них есть своя статья в УК, становится милиционером со специальным званием, для которых и перешили в феврале 14-го новую редакцию статьи 365.


Чудно! Прекрасно! Теперь спокойно наполняем обвинительный Акт громкой политической ахинеей, пропагандистскими штампами, пошлыми морализаторскими сентенциями, не имеющими к доказательствам вины никакого отношения, разбавляем все это свидетельскими показаниями майданной пехоты и видеосьемками неизвестных авторов - и в суд!
- Дело сделано, господа!, - размышлял Сан Саныч, подписывая обвинительный Акт у начальника, - Судите генерала! А моя совесть чиста перед Богом и этим человеком. И никто, вы слышите, никто не посмеет меня обвинить, что по моей вине потерял свободу на долгие годы безвинный человек! Нет, этого не будет, потому, что я не один. Я твердо верю, что найду понимание у судей и они примут мою игру. Невиновный будет на свободе. Без вариантов! Иначе какой я, к чертям собачьим, прокурор - служитель Закона!


Знакомясь с новым адвокатом, вступившим в дело уже после ареста генерала, прокурор сказал негромко. Так, чтобы слышал только адвокат: "Вашему клиенту нужен хороший защитник. Очень хороший!" и многозначительно ухмыльнулся...  !   

сентябрь 2017г.

Владимир Дедуля

Киев.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded